библиотека для детей Ларец сказок
Глава перваяФермер Шляпп был закоренелым неудачником, да к тому же ещё и бедным.
Бедность Шляппа объяснялась тем, что фермер из него был никудышный: всё, что Шляпп продавал, он продавал дешевле, чем прочие фермеры. И что бы он ни покупал, все приобретения почему-то обходились ему дороже, чем другим.
Что касается неудач — за что бы Шляпп ни брался, всё у него выходило неладно. Возьмётся косить или урожай собирать — а над его фермой дождь припустит. Шляпповы коровы то и дело хворали воспалением вымени, свиньи — лихорадкой, а куры даже болеть не успевали, так быстро их пожирали лисы.
И вот наступило время, когда в хозяйстве Шляппа на Горестной ферме почти не осталось животных. Он продал выживших коров и свиней, а также уцелевших кур, и осталась у него только пара гусей: гусак по кличке Кошмар да гусыня Беда.
— Плохи наши дела, — сказал Шляпп жене. — Сдаётся мне, ферму придётся продать.
— Ах нет, Джон! — в ужасе воскликнула миссис Шляпп. — Как же нам тогда жить? На что кормить и одевать детей?
Фермер Шляпп закряхтел, потом посмотрел на дочку Джилл и малютку Джека. Вид у обоих был голодный.
— Насчёт одежды не знаю, — задумчиво ответил фермер Шляпп, — а вот еда кое-какая ещё осталась.
— Какая же? — Миссис Шляпп обвела выразительным взглядом пустые кухонные полки.
— Да гуси.
— Ах, нет, Джон! — Миссис Шляпп всплеснула руками. — Умоляю, не тронь Кошмара с Бедой! Не режь бедняжек!
— Кошмара съедим в любом случае, — постановил Шляпп, — а Беду пока что трогать не резон, она высиживает яйца. Пусть сначала высидит, а потом и ей черёд придёт.
В тот же день Шляпп пошёл проведать гусей, которые жили в сарайчике посреди фруктового сада (бесплодного). Гусыня сидела на яйцах, а гусак бдительно охранял вход в сарайчик. Завидев Шляппа, он сердито загоготал.
— Извини, старина, — сказал ему хозяин, — но придётся тебе в ближайшее время пойти на жаркое.
Он обошёл гусака, шагнул в сарай и бережно поднял гусыню с яиц. Беда разъярилась и со всей силы ущипнула его, но Шляпп был так расстроен, что даже не обратил на это внимания.
Тем более что внимание его тут же привлекло гнездо с яйцами. Вообще-то накануне Шляпп уже проверял кладку: вчера в гнезде было четыре яйца, обычных гусиных яйца грязновато-белого цвета. Шляпп надеялся, что сегодня гусыня снесла ещё одно. И точно: яиц в гнезде было пять.
Но при виде пятого яйца Шляпп схватился за сердце, а потом за стенку, что бы не упасть. Дыхание у него спёрло, а глаза полезли на лоб от изумления.
В гнезде лежало пятое яйцо.
Только оно было не простое.
А золотое.
Прошла неделя, и ещё неделя, а гусыня Беда всё высиживала яйца — четыре обычных и одно золотое. Гусак нёс стражу у дверей сарайчика. Шляпп временно пощадил Кошмара, а на ночь самолично запирал сарайчик на засов, чтобы туда не забралась лиса.
И вот наступил день, когда Шляпп всё-таки решился зарезать гусака. «По крайней мере, поедим досыта напоследок, — сказал он себе, — прежде чем начнём голодать». Ранним утром Шляпп отправился в сарай, отодвинул засов и приготовился ловить гусака.
Однако первой из сарайчика вперевалку шла гусыня, за ней следовал выводок вылупившихся гусят, а замыкал шествие гордый папаша.
Майское солнце светило ярко, и, когда пятый гусёнок появился из темноты сарая, фермер Шляпп ахнул и оцепенел.
Четыре гусёнка выглядели как и подобает обычным гусятам, оперение у них было желтовато-серое. А пятый гусёнок сверкал золотом. У него даже клюв был золотой! И перепонки на лапках!
«Итак, — пронеслось в голове у Шляппа, — из золотого яйца вылупился золотой гусёнок. И со временем из него вырастет золотой гусь!»
Между тем гусиное семейство окружило хозяина, который так и застыл, держа в руках ведро с кормом.
Гуси нетерпеливо гоготали, а золотой гусёнок бесстрашно подошёл вплотную к башмакам Шляппа, задрал голову и уставился на фермера золотистыми и невероятно умными глазами.
Какая-то неведомая сила заставила бедного неудачника Шляппа присесть на корточки и осторожно погладить гусёнка по золотым пёрышкам. Попробуй он тронуть других гусят, те бы наверняка разбежались кто куда. Но золотой гусёнок преспокойно позволил себя погладить, да ещё и головку наклонил, точно говоря «спасибо».
Но и это ещё не всё. Шляпп гладил мягкие золотые пёрышки и, хотя проснулся он не в духе, постепенно стал чувствовать себя всё счастливее и счастливее. Он посмотрел на гусиное семейство и вдруг понял, что скорее будет голодать, чем зарежет гусака Кошмара.
Потом Шляпп встал, обвёл глазами свой чахлый сад и простиравшиеся за ним поля — и почему-то решил, что продавать ферму не будет. Затем он задрал голову в безоблачное небо и наконец заметил, какое сегодня райское утро. Майское солнце было золотым — как удивительный гусёнок.
Шляпп быстро насыпал гусям корма и помчался домой, на бегу выкликая: «Дженет, Дженет!» Жена поспешно вышла на крыльцо. На руках она держала малютку Джека, за подол её цеплялась Джилл. Лицо у миссис Шляпп было встревоженное.
— Что ещё стряслось, Джон? — спросила она. — Что случилось? Что-то не так?
— Беда! — издали крикнул Шляпп. — Беда!
— Ох, только не это, Джон! В чём дело? Опять что-нибудь скверное?
Приглядевшись, миссис Шляпп увидела, что муж улыбается. Он не улыбался уже целую вечность.
— Пойдём со мной, Дженет! — запыхавшись, сказал фермер Шляпп и повёл всю семью к сарайчику, перед которым паслись Кошмар с Бедой и выводком малышей, подбирая остатки корма.
— Ну, Дженет, посмотри хорошенько на гусят. Что ты на это скажешь? — сияя, спросил фермер Шляпп и ткнул пальцем в золотого гусёнка. — Ты погляди, что за чудо! Так и горит на солнце!
Миссис Шляпп, разинув рот, уставилась на золотого гусёнка, потом спустила Джека на землю и наклонилась погладить золотые пёрышки. Погладила раз, другой — и тоже заулыбалась, как муж.
Супруги переглянулись.
— На тебя тоже радость нахлынула, верно? — спросил жену фермер Шляпп.
— Да, Джон, да! Стоило мне коснуться малышки — и как камень с сердца спал!
— Малышки?
— Что-то мне подсказывает, что это гусыня, Джон, — заявила миссис Шляпп.
— Тогда надо дать ей достойную кличку, — решительно сказал фермер. — Может, родители у неё и Беда с Кошмаром, но её мы назовём как-нибудь повеселее.
— Как насчёт Удачи? — предложила миссис Шляпп.
— Отлично! — согласился фермер Шляпп. — Именно Удачи нам и не хватает!
Глава втораяНа подходе к дому Шляппы увидели, что за оградой стоит почтовый фургон, а сам почтальон уже идёт по дорожке к крыльцу. Заметив хозяев, почтальон свернул на газон и замахал пачкой писем.
— Спасибо большое! — поблагодарил фермер Шляпп, принимая письма. — Какое райское утро! Прямо радуешься жизни!
«Что это нашло на беднягу Шляппа? — дивился почтальон, заводя двигатель. — Всегда ходит как в воду опущенный, а тут прямо сияет что твой начищенный чайник. Ба, да он же сто лет как не улыбался! Ну и дела!»
Фермер Шляпп положил пачку писем подле тарелки и сел завтракать. У него была привычка распечатывать письма только после завтрака, чтобы не портить себе аппетит. Как правило, Шляппу приходили в основном счета, и воспринимать их на голодный желудок он не мог.
«Заправишься как следует яичницей с беконом — и готов к чему угодно, — говаривал отец фермера Шляппа. — Яичница с беконом сил придаёт».
Но поскольку ни свиней, ни кур в хозяйстве Шляппа уже не осталось, последнее время ему приходилось довольствоваться гренками с капелькой джема. Да, возможно, Шляпп был неудачник и бедняк, но ел он всегда с аппетитом. Позавтракав, фермер решительно вскрыл все три конверта.
В первых двух оказались счета, согнавшие улыбку с лица фермера Шляппа, но стоило ему развернуть третье письмо, как челюсть у него отвисла. Некоторое время Шляпп пялился на листок бумаги, потом оторвал от него глаза и обвёл взглядом кухню, малютку Джека, сидевшего в детском креслице, дочку и жену.
— Ну надо же! — хриплым шёпотом произнёс фермер Шляпп.
— Что такое? — Его жена тотчас перестала улыбаться и озабоченно нахмурилась.
— Я выиграл в лотерею «Премиум Бонд», вот что, — объявил Шляпп.
— Как это так?
— Когда я был ещё совсем мальчишкой, отец купил мне билет лотереи «Премиум Бонд». За один фунт. До сегодняшнего дня этот билет не выигрывал ни гроша, и вот…
Фермер Шляпп опять обвёл взглядом всё семейство и улыбнулся так широко, что улыбка едва поместилась на его лице.
— И вот сегодня мой билетик кое-что выиграл. Да, выиграл! Угадай сколько.
— Даже и не знаю, Джон, — развела руками миссис Шляпп. — Десять фунтов?
— Поднимай выше!
— Неужели сто?
— Мысли шире! Прибавь ноликов.
— Джон, да неужто ты выиграл тысячу? В жизни не поверю.
— Нет, тысячу я тоже не выиграл, — ухмыльнулся фермер Шляпп. — Письмо уведомляет, что билетик, который мне когда-то купил папаша, выиграл десять тысяч фунтов. Вот чек. Убедись! — И он помахал чеком перед носом супруги.
— Ах, Джон! — радостно взвизгнула миссис Шляпп. — Неужели удача наконец повернулась к нам лицом?
— Похоже на то, — кивнул фермер Шляпп. — Ну вот, опять откроем счёт в банке. И положим на него эту сумму. Так, кажется, в нашей старой таратайке ещё осталась капелька бензина. Дорогая, бросай стирку, и едем в город. Все вместе!
— Купим детишкам обновки! — обрадовалась миссис Шляпп.
— И провизии тоже накупим, да побольше. Бекона и яиц, целую гору! Вернёмся домой и позавтракаем второй раз.
— А Джилл с Джеком — сластей!
— Не забыть бензина для автомобиля!
— И новые башмаки детишкам!
— А тебе, дорогая, новую стиральную машину!
— И новый холодильник!
— И телевизор!
— И игрушек детям!
— Да сегодня же ярмарка! Можно купить корову или даже двух!
— И кур!
— И парочку свиней!
— Ой, а может, купим Джилл с Джеком ручного кролика? Джон, ты только посмотри, как красиво нынче у нас в саду! А знаешь почему?
— Конечно. Потому что я только что выиграл десять тысяч.
— Да-да, но почему ты их выиграл? Что в одночасье превратило тебя из нищего неудачника в везучего богача? Кому надо сказать спасибо за всё это?
— Не иначе как Удаче, — отозвался фермер Шляпп.Глава третьяНу и накупили же Шляппы в этот день всякого добра! И не только то, о чём говорили за завтраком. Фермер Шляпп позаботился и о гусях — он купил им большой мешок корма и ещё зерна и отрубей. До сего дня Кошмар и Беда питались весьма скудно, так что можете вообразить себе их радость, когда перед гусями поставили корытце с таким обильным угощением.
— Га-га-га! — обрадованно гоготали гуси.
Прошло несколько дней, и Кошмар с Бедой отъедались и округлялись прямо на глазах и каждый раз встречали сытный завтрак довольным гоготом. Но однажды утром фермер Шляпп, поставив им корытце с кормом, только было сел завтракать, как его отвлекли от гигантской яичницы с беконом встревоженные голоса гусей. Шляпп отлично знал свою живность и мигом понял, что Кошмар с Бедой почуяли какую-то опасность. Ведь гуси, к вашему сведению, превосходные сторожа; потому-то в стародавние времена римляне и поставили гусей охранять самый главный римский храм. Римляне знали: стоит показаться врагам, и гуси поднимут страшный шум.
Фермер Шляпп понятия не имел о древнеримских хитростях, но, едва заслышав взволнованный гогот Беды и Кошмара, он пулей вылетел из кухни и помчался к сараю, прихватив по дороге ружье, поскольку догадывался, что за враг подкрадывается к гусиному обиталищу.
Шляпп не ошибся. Рыжий враг с пушистым хвостом уже был у самого сарая.
Кошмар и Беда отважно стояли бок о бок, спрятав гусят за спину, и угрожающе шипели. Лиса подбиралась всё ближе. Шляпп присел, прячась за низкой садовой оградой. Он знал, что гуси будут защищать потомство до последнего, даже ценой собственной жизни, но беспомощные гусята — лёгкая добыча для проныры лисы.
Не сводя нетерпеливо блестящих глаз с гусиного выводка, лиса потянула носом и изготовилась к решающему прыжку. И в этот самый миг фермер Шляпп выпалил из обоих стволов сразу.
Лиса рухнула как подкошенная.
Боевое шипение гусей сменилось торжествующим гоготом. Наверно, если бы они умели аплодировать, то наградили бы хозяина овациями, когда он поднял с земли обмякшую убитую лису.
— Вот так оно всё и было, — рассказывал позже фермер Шляпп жене. — И знаешь что? Гусак с гусыней и четверо гусят зашлёпали себе к пруду как ни в чём не бывало, а золотой гусёнок…
— Удача.
— Да, Удача, так вот она посмотрела сначала на дохлую лису, потом на меня, а глаза такие умные, будто вот-вот заговорит. Я думал, она сейчас скажет…
— Что?
— Скажет «спасибо». Вот какой у неё был вид.
— Как-никак, ты спас ей жизнь, — заметила миссис Шляпп.
— Повезло, — облегчённо вздохнул фермер. — Страшно подумать, что было бы, если бы мы её потеряли.
— Знаешь, дорогой, по-моему, гусей днём можно запирать. Для безопасности, — предложила миссис Шляпп.
— Где же, скажи на милость?
— Хлев-то пустой стоит. Места там полно, а лиса не проберётся.
— Оно бы и можно, Дженет, да только Кошмару с Бедой худо будет взаперти. Сама знаешь, они привыкли гулять на свободе, травку щипать, в пруду плескаться. Нет, запирать не будем. Надо просто держать ухо востро: гуси ведь чуть что, сразу шум поднимут. Я бы даже не беспокоился, если бы не Удача.
— Тогда запри в хлев только её одну.
— Одну-одинёшеньку? Затоскует, она же такая умная. Нет, так тоже не пойдёт. Ума не приложу, как быть.
Но в тот же день решение нашлось само собой. Фермер Шляпп как раз насыпал гусям обед и наблюдал, как они едят. Он любовался золотым гусёнком, и сердце его трепетало от радости и беспокойства. Ночью-то наша Удача в безопасности, а вот днём… Фермер озабоченно крякнул и двинулся к дому, но не прошёл он и нескольких шагов, как почувствовал, что за ним кто-то идёт. Шляпп обернулся, и точно — за ним хвостиком ковыляла Удача. Шляпп остановился — она тоже. Зашагал дальше — гусёнок следом.
Поднявшись на крыльцо, фермер Шляпп распахнул дверь и в шутку сказал Удаче:
— Проходи, будь как дома.
Именно это она и сделала.
— Мама, смотри, кто к нам пришёл! — в восторге заверещала Джилл. Она присела на корточки и стала гладить гусёнка по золотым пёрышкам — и, конечно, тут же заулыбалась.
Малютка Джек, который и ходить ещё толком не умел, быстро пополз к гусёнку и тоже стал гладить золотые пёрышки, гуля от удовольствия.
— Ты посмотри, как дети её любят! — умилилась миссис Шляпп. — Просто жить без неё не могут!
— Здесь-то ей точно ничего не угрожает, — сказал фермер Шляпп.
— Что ты имеешь в виду, Джон? — насторожилась его жена. — Ты, никак, задумал поселить гусёнка в доме? Что за глупости! Она же не кошка и не собака. Гусь — птица дворовая, грязь разведёт.
— Да я бы приучил её к туалету, — предложил Шляпп.
— Думаешь, она станет проситься на двор, как щенок?
— Почему бы и нет? А ещё лучше — завести ей поддон, как для котёнка. Она у нас умница, быстро смекнёт, как им пользоваться. Кстати, в парнике есть старый пластиковый поддон для рассады, он отлично подойдёт. Пойду принесу, — сказал Шляпп, не дожидаясь возражений, и направился в парник, а за ним, как привязанная, семенила Удача, блестя золотыми пёрышками. Вернувшись с поддоном, фермер насыпал в него золы. Гусёнок стоял рядом и внимательно наблюдал, что делает хозяин. Шляпп поставил поддон в угол.
— Смотри, — сказал он гусёнку, — все свои дела будешь делать здесь. Ясно?
Миссис Шляпп залилась смехом:
— Чудной ты, Джон! По-твоему, гусёнок понимает, чего ты добиваешься?
Не успела она это произнести, как Удача забралась в поддон и сделала все свои дела, как ей было велено. Фермер Шляпп и его домашние уже даже не удивились, что у Удачи и помёт оказался золотой, а не белый, как у обычных птиц.
— Вот и умница! — похвалил гусёнка фермер Шляпп, после чего торжествующе повернулся к жене. — Ну, что я тебе говорил?
Он уселся и посмотрел на часы.
— Да, если бы мы по-прежнему держали коров, сейчас как раз было бы время дневной дойки. Но сначала надо было покормить свиней и кур. Ну а поскольку живности, кроме гусей, мы больше не держим, то и спешить некуда. Пожалуй, такая жизнь мне по душе!
— Имей в виду, выигрыш рано или поздно кончится, — наставительно заметила миссис Шляпп.
— Что верно, то верно, — кивнул фермер Шляпп. — Но вдруг нам опять повезёт, раз Удача с нами? Кто знает… Вот что, давай-ка поставим чайник, а за чаем я просмотрю газеты.
Он поудобнее устроился за столом. Золотой гусёнок всё это время стоял у самой ножки стула и смотрел на хозяина.
— Она и впрямь к тебе привязалась, — сказала миссис Шляпп.
Фермер погладил гусёнка, отхлебнул чаю и развернул газету, по чистой случайности попав на страницу, посвящённую конным скачкам в Аскоте.
— Ничего себе! — воскликнул он.
— Что такое? — поинтересовалась миссис Шляпп.
— Ты только глянь, Дженет! Сама знаешь, я никогда не был азартным игроком, но, по-моему, на эту лошадь сам Бог велел поставить. Она бежит в четыре тридцать, так что у меня как раз хватит времени, чтобы поставить на неё деньги. — И Шляпп ткнул пальцем в газетную страницу, где в списке прочих лошадей фигурировала… Удача Джона.
Глава четвертая— Вот так совпадение! — удивилась миссис Шляпп. — Да, на такую лошадь непременно нужно поставить — хоть немножко.
Фермер Шляпп опять сверился с часами.
— Побегу-ка я поскорее в букмекерскую контору.
— А как же чай, Джон?
— Потом, потом. Сейчас десять минут пятого, я только-только успею до начала заезда. Где мой бумажник?
По правде говоря, раньше фермеру Шляппу ни разу не приходилось бывать в букмекерской конторе, поэтому неудивительно, что теперь, впервые переступив порог этого заведения, он не очень понимал, что делать дальше. Тем не менее он подошёл к стойке и сказал:
— Добрый день, я бы хотел сделать ставку на одну лошадь.
Служащий проворно вручил ему бланк.
— Впишите кличку лошади вот сюда, — подсказал он, — а сюда место и время забега, а вот сюда — сумму ставки.
— Ставки?
— Да, сумму, которую вы ставите на лошадь.
Фермер Шляпп занёс над бланком ручку и задумался. Сколько же поставить? Он вынул из кармана бумажник, изрядно потолстевший благодаря выигрышу в лотерею. Затем, поколебавшись, заполнил бланк, после чего вытащил из бумажника десятифунтовую банкноту.
— Советую вам поторопиться, сэр, — произнёс служащий. — Скачки вот-вот начнутся.
Но фермер Шляпп всё не выпускал бланк из рук. «Если уж играть, так по-крупному! — сказал себе он. — В конце концов, у меня же есть золотой гусёнок, а уж он устроит так, чтобы мне повезло». И фермер Шляпп решительно приписал к десятке ещё один ноль, так что получилось сто фунтов, а затем достал из бумажника нужную сумму. Служащий безмолвно принял у него бланк и деньги, однако, увидев цифру в сто фунтов, невольно поднял брови. «Интересно, что такое затеял этот деревенщина? — подумал служащий. — По нему сразу видно, что играет на скачках впервые в жизни, а вон как размахнулся. И надо же, ухнуть такую сумму на лошадь, у которой ни малейших шансов на победу!» Служащий покосился в таблицу начальных ставок.Затем посмотрел на фермера Шляппа и мрачно покачал головой. Продует, как пить дать!
— Заезд сейчас начнётся, сэр, — сообщил служащий. — Желаете посмотреть?
— Как — посмотреть? — удивился фермер.
Служащий сдержал усмешку и показал чудаковатому посетителю на множество телеэкранов, заполнявших стены конторы.
Фермер Шляпп, напряжённо разинув рот, застыл перед экраном, на котором как раз началась скачка в 16.30 в Аскоте.
— В данный момент с большим отрывом лидирует Чудесный Четверг, — вещал невидимый комментатор, — вторым идёт Ангел-хранитель, за ним — Весёлая Песенка. Остальные отстают и идут вместе, за исключением Удачи Джона, которая замыкает забег.
Фермер Шляпп вперил взгляд в несущихся лошадей. Он не знал ни номера, ни цветов, под которыми бежала Удача Джона, не говоря уже о её шансах на победу. Но он заметил, что одна лошадь, как и говорил комментатор, бежит в самом хвосте. Фермер Шляпп ещё не успел заволноваться, когда комментатор продолжил:
— Половина дистанции уже пройдена. Чудесный Четверг начал отставать, Весёлая Песенка на корпус обошла Ангела-хранителя, а остальные участники несколько растянулись. Лидер прошёл отметку середины дистанции. Чудесный Четверг, который поначалу лидировал, отстает всё сильнее, зато вперёд неожиданно вырвалась Удача Джона. Ого, да она уже всего на два корпуса позади лидера! Неужели случится чудо? Неужели Удача придёт первой? Удача Джона настигает Весёлую Песенку… они идут вровень… ещё пятьдесят ярдов… Да! Удача Джона пришла первой! Она с большим отрывом обошла всех остальных!
«Победа! — возликовал фермер Шляпп. — Удача победила!» Сияя, он подошёл к стойке и вручил служащему бланк.
— Моя лошадь выиграла, — торжественно объявил он. — Сколько мне причитается?
— Начальная ставка была пятьдесят к одному, — напряжённым голосом отозвался служащий.
— Извините, я не силен в арифметике, — признался Шляпп.
— Вы выиграли пять тысяч фунтов, сэр, — сказал служащий, с треском распечатал пачку пятидесятифунтовых купюр и принялся, шевеля губами, отсчитывать нужную сумму.
— Сто… сто один… сто два. Прошу. — Служащий протянул фермеру Шляппу толстую пачку денег.— Минуточку, — удивился Шляпп. — Вы сказали, что я выиграл пять тысяч, а сами даёте мне пять тысяч сто. Это многовато.
Служащий вздохнул:
— Нет, сэр, всё правильно. Вы поставили сто фунтов, и поскольку вы выиграли, то получаете эту сумму обратно. Значит, вам причитается пять тысяч сто фунтов.
— Выходит, что так. Премного благодарен. — И фермер Шляпп вышел из конторы.
«Ничего себе деревенщина! Никакой он не деревенщина! — думал служащий. — Этот тип с самого начала знал, что Удача Джона победит».
Прежде чем отправиться домой, фермер Шляпп посетил винный магазин, затем игрушечный, затем ювелирный. По его приблизительным подсчетам (ибо Шляпп, как вы уже знаете, был не силен в арифметике), он потратил примерно сто фунтов — те самые, которые поставил на Удачу Джона. И потратил с большим удовольствием.
Когда фермер Шляпп, нагруженный пакетами и коробками, переступил порог дома, жена воскликнула:
— Джон, не иначе как ты выиграл!
— Точно! — подтвердил фермер Шляпп. — Вернее, не я, а Удача Джона. Так что принёс вам всем подарки.
Он сгрузил пакеты и коробки на кухонный стол.
— Джилл, это тебе, — сказал Шляпп, вручая девочке красивую куклу.
— Джек, а это тебе! — Он наклонился к сынишке и подал ему большого плюшевого мишку.
Затем Шляпп повернулся к жене:
— Дженет, в пакетах много всякой всячины.
Первым делом миссис Шляпп заглянула в самый маленький пакет. В нём оказалась бархатная коробочка, а в ней — прелестное ожерелье.
— Джон! — воскликнула миссис Шляпп. — Как мило с твоей стороны! Столько всего накупил! Наверно, ты много выиграл?
— Порядочно.
— Тогда давай выпьем чаю, ты же так и убежал, а чаю не попил.
— Нет, — улыбнулся фермер Шляпп, — по такому случаю мы выпьем кое-чего другого. — Он извлёк из очередного пакета бутылку шампанского.
Миссис Шляпп, Джилл, Джек и золотой гусёнок Удача (который, конечно, тоже был в кухне), затаив дыхание, наблюдали, как фермер Шляпп открывает шампанское, и все подпрыгнули, когда пробка с громким «хлоп» взлетела под самый потолок. Он разлил золотистый напиток в два бокала.
— Будем здоровы, Дженет!
— Будем здоровы, Джон! — отозвалась миссис Шляпп. — Это сколько же ты выиграл, Джон, что так шикуешь?
— Немало, — ответил фермер Шляпп, вытащил бумажник и показал жене толстую пачку денег.
— Ну-ка, посчитай! — весело предложил он.
Миссис Шляпп села пересчитывать купюры, и чем дальше она считала, тем круглее у неё делались глаза от удивления.
— Да тут сотни! — поразилась она.
— Точно. Я выиграл пять тысяч сто фунтов. Вернее было бы сказать, что их выиграла Удача Джона.
Фермер Шляпп налил немного шампанского в блюдечко и поставил на пол — прямо перед Удачей.
— Не будет она это пить! — засмеялась миссис Шляпп.
— Ещё как будет, — заверил её муж.
И Удача немедленно выпила.
Глава пятаяПоначалу фермер Шляпп держал золотого гусёнка в доме только днём, а на ночь запирал в сарай, вместе со всем гусиным выводком. Но как-то вечером он подумал: «Удача такая умница и чистюля, не шумит, не пачкает, хлопот с ней никаких. Пожалуй, её вполне можно оставлять на ночь в кухне».
Наступил вечер, детей уложили спать, за окном стемнело, и миссис Шляпп спросила у мужа:
— Джон, ты ведь уже запер гусей в сарай?
— Да, дорогая.
— А Удача-то здесь, ты про неё и забыл.
— Не забыл, просто я подумал, что она вполне может жить с нами.
— Джон, ты совсем помешался на этой птице!
— Может, и так, да ведь эта птица изменила всю мою жизнь, Дженет.
И фермер Шляпп говорил сущую правду. Благодаря золотому гусёнку он не только выиграл в лотерею и на скачках, ещё важнее, что этот птенец превратил его из неудачника в везунчика.
К маю фермер Шляпп приобрел несколько коров и свиней, а также выводок кур (которых разместил в курятнике, надёжно запиравшемся от лис). Он не только не переплатил втридорога за свои покупки, как в прежние времена, наоборот, даже приобрел всю живность дешевле, чем другие. А когда в хозяйстве Шляппа появились поросята и один телёнок, фермер продал их с выгодой, а не себе в убыток, как бывало раньше.
«Да уж, Удача полностью преобразила моего муженька! — радовалась миссис Шляпп. — Да и меня тоже. А уж дети как любят этого гусёнка! Можно подумать, будто у нас появился третий ребёнок».
— Хорошо, Джон, — кивнула она, — пусть птица остаётся в кухне на ночь, но только имей в виду: напачкает или набезобразит — выставлю на двор.
— Чтобы Удача набезобразила? Да никогда в жизни! — заверил жену фермер.
И точно, гусёнок вёл себя прилично.
Вот так Удача и стала домашним гусёнком. Конечно, она ежедневно навещала родителей, поскольку всегда следовала за хозяином, когда тот отправлялся кормить гусей (четырёх гусят фермер Шляпп продал с большой выгодой). Надо сказать, Кошмар и Беда неизменно встречали своего златопёрого птенца радостным «га-га-га».
Однако фермер Шляпп тщательно следил за тем, чтобы Удачу не увидели посторонние, и выпускал её в сад, только когда поблизости никого не было. Собственно, его тревожили не лисы, а люди: вор на двух ногах куда хуже четвероногого. Шляпп был уверен: стоит какому-нибудь проныре приметить удивительного золотого гусёнка, и Удачу тотчас украдут.
Правда, единственным, кто мог бы увидеть Удачу, был почтальон, потому что Горестная ферма стояла на отшибе и посетители туда забредали редко. Когда куры снесли яйца, миссис Шляпп сложила их в корзинку и отправилась в город, на рынок. Ей вовсе не хотелось, чтобы покупатели являлись на ферму и стучались в дверь.
Почтальон, как правило, в дверь не стучался, а просто просовывал письма и газеты в щель почтового ящика на двери. Если же конверт или пакет в щель не пролезал, почтальон звонил в дверь.
Как-то утром в конце июня, когда фермер Шляпп заготавливал сено (погода всё лето стояла великолепная — тёплая и безоблачная), почтальон принёс на Горестную ферму здоровенный пакет. Миссис Шляпп звонка в дверь не услышала, поскольку пылесосила, а Джилл услышала и побежала к двери. Девочка была слишком мала, чтобы дотянуться до дверной ручки, но до почтовой щели вполне доставала.
— Кто там? — спросила она сквозь щель.
— Это я, почтальон, детка, — отозвался почтальон. — Принёс пакет для твоей мамы.
— Мне дверь не открыть, я до ручки не достаю, — сказала Джилл.
— Не огорчайся, я оставлю посылку на крыльце, а ты беги скажи маме, идёт?
— Хорошо, — ответила Джилл.
— Тогда до свидания, — сказал почтальон.
— А у нас есть золотой гусёнок! — выпалила девочка.
— Что у вас есть?
— Золотой гусёнок. Зовут Удача.
— Здорово! — откликнулся почтальон, а про себя подумал: «Ох уж эти дети, вечно они что-нибудь выдумывают!» Он забрался в свой почтовый фургон и укатил.
Случайность играет огромную роль в судьбе человеческой и в нашей истории в гусиной судьбе тоже.
Если бы почтальону не нужно было доставить на Горестную ферму большой пакет, он бы не позвонил в дверь.
Если бы миссис Шляпп в этот момент не пылесосила, почтальону открыла бы она, а не маленькая Джилл.
Если бы у почтальона был не такой приятный голос, Джилл ни за что не похвасталась бы ему золотым гусёнком.
Но самое главное «если» касается одного из ближайших соседей Шляппов. Вообще-то ближайших соседей у Шляппов не было, но в нескольких милях от Горестной фермы располагался большой загородный дом, куда местный почтальон тоже доставлял почту.
Дом назывался «Галапагос» и принадлежал известному зоологу и телеведущему — сэру Дэвиду Оттербери.
Последняя случайность заключалась в том, что, когда почтальон прибыл в «Галапагос» с посылкой и постучал в дверь, открыл ему сэр Дэвид Оттербери собственной персоной.
Разумеется, почтальон знал его в лицо, как и миллионы телезрителей, с интересом смотревшие передачи сэра Оттербери о животных, населяющих разные страны. И вот почтальону пришло в голову, что знаменитый зоолог, возможно, удивится, когда услышит про золотого гусёнка.
— Доброе утро, сэр. Вам посылка, — сказал почтальон.
— Благодарю, — ответил сэр Дэвид Оттербери.
— Нынче утром я слышал кое-что интересное, сэр, — продолжал почтальон. — Вы, как я понимаю, знаете о гусях всё.
— О гусях? Да, я в них кое-что понимаю, — отозвался зоолог.
— А вы знаете Шляппов, сэр? Тех, что с Горестной фермы?
— Лично не знаком, но слышал, что дела у них последнее время идут неважно.
— Говорят, дела-то у них как раз поправились, — сказал почтальон, — но я не о том. Я вот что хотел вам рассказать. Был я сегодня на ферме у Шляппов, разговаривал с их девочкой через почтовую щель.
— Через почтовую щель?
— Ну да, девчушка слишком мала, чтобы дотянуться до дверной ручки. Нипочем не угадаете, что она мне сказала! Говорит, у них есть золотой гусёнок. Ну и фантазия у этих детей, верно? Чего только не напридумают!
— Золотой гусёнок? — переспросил сэр Дэвид Оттербери, насторожившись.
— Я подумал, что вас это позабавит, — объяснил почтальон, — вот и решил вам про это рассказать.
Почтальон уехал, а сэр Дэвид запер дверь, прошёл к себе в кабинет, распечатал посылку и письма, но, хотя ему, как всегда, было интересно, что пишут коллеги о разных зверях и птицах, читал он на сей раз невнимательно. У знаменитого зоолога не шёл из головы золотой гусёнок. Нет, конечно, таких птиц на свете нет и быть не может. Детская фантазия, не более того. И всё же, всё же…
И всё же слова «золотой гусёнок» о чём-то смутно напоминали сэру Оттербери. Может, он слышал такую легенду где-нибудь в дальних краях — в Полинезии или в Африке? Может, это сказка, которую он слышал в детстве, но потом забыл? «Хватит понапрасну голову ломать! — сердито сказал себе сэр Оттербери. — Девочка просто болтала чушь, а может, речь шла о какой-то её любимой игрушке. Может, Шляппы завели золотого фазана, а у девочки в голове он смешался с игрушками? Это надо же — выдумать золотого гуся! Бред какой».
Тем не менее, поразмыслив, сэр Оттербери пришёл к выводу, что не откажется посмотреть, что же это за птица завелась на ферме Шляппов. Глава шестаяКак вы догадываетесь, сэр Дэвид Оттербери был очень занятым человеком. Он много времени проводил за границей, разъезжая по разным странам и снимая там свои программы. И даже на родине, в Англии, он редко когда бывал дома, в «Галапагосе», а большую часть времени отсутствовал, занятый делами. Поэтому получилось так, что о рассказе почтальона сэр Оттербери не вспоминал несколько месяцев.
Но как-то раз он ехал по дороге в окрестностях своего дома, и вдруг на глаза ему попался указатель, гласивший: «Горестная ферма». К ферме Шляппов вела узкая просёлочная дорога, вся в рытвинах и ухабах. «Ах да, золотой гусёнок! — вспомнил сэр Оттербери. — Заеду, пожалуй, может, удастся хоть одним глазком посмотреть на эту необыкновенную птицу. Прикинусь, что приехал купить яиц». И он свернул на просёлочную дорогу и покатил к ферме.
Подъехав поближе, сэр Оттербери увидел самый обычный дом, самый обычный сад, а посреди сада — самый обычный сарай на краю пруда. На берегу мирно пощипывала травку пара зауряднейших гусей.
«Гуси как гуси, белые, — подумал сэр Оттербери. — Такие же золотые, как я сам! И зачем, спрашивается, я трачу своё драгоценное время? Поеду-ка домой».
В этот самый миг на пороге дома показался фермер Шляпп. Увидев сэра Оттербери, он подошёл к машине.
— Вы не меня ищете? — спросил фермер, а через секунду узнал человека за рулём — известного ведущего, которого столько раз видел на экране телевизора.
Сэр Оттербери улыбнулся Шляппу:
— Добрый день, меня зовут Дэвид Оттербери.
— Конечно, сэр, я знаю, — откликнулся Шляпп, а сам подумал: «И что ему тут понадобилось?»
— Не продадите ли мне дюжины две яиц? Буду весьма признателен.
— Да-да, разумеется, сейчас принесу, — кивнул фермер Шляпп.
«Неужели он прослышал про Удачу? — лихорадочно соображал фермер, складывая яйца в контейнер. — Но как, откуда? А ведь ему такая диковинка интереснее, чем кому бы то ни было. Может, позволить ему посмотреть на Удачу? Да, но ведь тогда он раззвонит о ней по всему миру. А если взять с сэра Оттербери обещание, что он будет молчать?»
Так ничего толком и не решив, фермер вернулся к машине с полным контейнером яиц.
— Вот, пожалуйста, сэр, — сказал он сэру Оттербери, который уже успел выйти из машины и наблюдал за пасущимися Кошмаром и Бедой, облокотившись о низкую садовую стену.
— Спасибо, мистер Шляпп, — отозвался тот.
— Вы знаете, как меня зовут, сэр Дэвид? — удивился фермер.
— Да.
— Вас-то все знают, — заметил Шляпп. У сэра Дэвида было приятное лицо, и улыбался он дружелюбно. Фермер Шляпп решился: — Вы, наверно, знаете о гусях всё, — кашлянув, проговорил он.
— Кое-что знаю. У вас превосходные гуси. — Сэр Оттербери кивнул на Кошмара с Бедой. — Потомство у них есть?
— Да, сэр, — подтвердил фермер, затем глубоко вздохнул для храбрости и предложил: — Могу вам показать гусят, если вы не торопитесь.
— Конечно.
— Только вот какое дело, сэр. Не хочу я, чтобы кто-то прознал про этих гусят. Обещаете, что никому о них не расскажете?
«Сейчас он ещё скажет, что дочка говорила почтальону сущую правду! — мысленно рассмеялся сэр Оттербери. — Золотой гусь! Как же! Наверняка коричневатое оперение, только и всего. Но посмотреть надо».
— Какой разговор, мистер Шляпп, — кивнул он. — Обещаю, ни одна живая душа о ваших гусятах не узнает.
Фермер Шляпп на минутку зашёл в дом, а потом вышел, и за ним по пятам бежала Удача.
Сэру Дэвиду Оттербери суждено было на всю оставшуюся жизнь запомнить волну ошеломления и восторга, окатившую его в тот миг, когда он увидел эту птицу. По пятам за фермером Шляппом шёл самый что ни на есть настоящий золотой гусёнок — вернее, взрослая гусыня, потому что Удача за это время изрядно подросла. И гусыня эта была золотой от кончика клюва до кончика хвоста. У неё даже перепонки на лапках были золотые! И глаза! И какой ровный и красивый золотой цвет!
— Вам когда-нибудь раньше попадались такие птицы? — спросил хозяин гусыни.
Гусей в своей жизни сэр Оттербери повидал немало: помимо обычных домашних гусей, он видывал гусей диких — канадских, белогрудых, розоволапых и множество других видов. Но золотой гусь ему не встречался ни разу.
— Правильно ли я понял, мистер Шляпп, что эта гусыня вывелась у вас?
— Да, сэр, вот от этой самой пары, от Кошмара с Бедой. У Беды вылупилось четыре обычных гусёнка и вот этот. Погладьте её, сэр Дэвид. Она ручная, не щиплется. И любит, когда её гладят.
Зоолог наклонился и провёл рукой по золотым перьям Удачи — и невольно заулыбался, сам не зная почему.
— Странное дело, мистер Шляпп, — поделился он с фермером, — я глажу вашу удивительную питомицу и чувствую себя как на седьмом небе! Почему бы это? На вас она тоже так действует?
— Да, сэр, она на всех так действует.
— А как её зовут?
— Удача.
— Очень удачно, что у вас завелась Удача, — сказал сэр Дэвид.Глава седьмаяПрошло несколько недель. На Горестной ферме всё обстояло благополучно: коровы давали много молока, свиньи довольно хрюкали, окружённые своим чрезвычайно многочисленным потомством, утки неслись как заведённые.
А вот в «Галапагосе» всё обстояло далеко не так безоблачно. Нет, нельзя сказать, чтобы сэр Дэвид Оттербери печалился, — да и как он мог печалиться, если погладил золотую гусыню? — однако на сердце у него было неспокойно. Ведь небывалая, уникальная птица находилась всего в каких-нибудь нескольких милях, а поведать о её существовании было нельзя ни одной живой душе. Слово есть слово: сэр Оттербери обещал фермеру Шляппу хранить молчание.
Но теперь, когда зоолог убедился в реальности существования золотой гусыни и самолично погладил Удачу по сверкающим перьям, убеждение в том, что он уже когда-то и где-то читал о золотом гусе, крепло и росло. Да-да, какая-то легенда, это точно. Сэр Оттербери перерыл всю свою обширную библиотеку, проштудировал всю орнитологическую литературу — то есть книги, посвященные птицам, — но упоминания о золотом гусе так и на нашёл.
А потом однажды ночью зоологу приснился странный сон, но, проснувшись, сэр Оттербери вспомнил из него лишь два слова: Anser Aureus.
Сэр Оттербери понял, что это латынь, а затем мысленно перевёл таинственные слова на английский, и получилось вот что:
ЗОЛОТОЙ ГУСЬ
«Древний Рим! — Зоолог обрадованно вскочил с кровати. — Вспомнил, где я это читал! Да-да, между Древним Римом и золотым гусём есть какая-то связь!»
Сэр Оттербери проглотил завтрак, прыгнул в машину и помчался в ближайшую библиотеку. Там он обложился книгами по истории Древнего Рима и после тщательных поисков нашёл нужную легенду.
 «Кто-то, может, и забыл, но только не я! — сказал себе сэр Дэвид Оттербери. — Древние римляне были абсолютно правы: у Удачи есть магические свойства, готов поклясться. Но что, если и насчёт постепенной утраты цвета — тоже правда? Надо как-то уговорить фермера Шляппа, чтобы он снял с меня обещание молчать и позволил показать удивительную птицу по телевизору, пока Удача не превратилась в обычную домашнюю гусыню, вроде своих родителей. Ох, а если она уже начала менять цвет?!»
Сэр Оттербери сдал книги, снова сел за руль и помчался на Горестную ферму. Хозяина он обнаружил в хлеву, где фермер Шляпп собирал навоз.
— Доброе утро, мистер Шляпп, — поприветствовал его зоолог.
— Сэр Дэвид, зовите меня просто Джон, — предложил фермер.
— Хорошо, — согласился сэр Оттербери, — Джон так Джон, а вы, пожалуйста, называйте меня просто Дэвид. А теперь, Джон, скажите, как поживает Удача?
— Прекрасно, сэр.
Зоолог поднял палец.
— Мы же договорились! — напомнил он.
— Ах да, простите, э-э, Дэвид. Удача поживает отлично.
— Она всё такая же золотая с ног до головы?
— Ну да, только… появилась одна странность. Я заметил её только нынче утром.
— В чём именно выражается эта странность?
— Дело вот какое, — сказал фермер Шляпп, — она у нас приучена к туалету, как кошка, я вам, наверно, говорил? Дома у неё стоит лоток, туда она все свои дела и справляет. Кажется, я забыл сказать вам, что помёт у неё всегда был золотого цвета — как она сама. До сегодняшнего утра. Сегодня помёт оказался самым обычным гусиным помётом, такого грязно-белого цвета.
«О беда и кошмар! — ужаснулся сэр Дэвид Оттербери. — Вот оно и началось!»
Глава восьмаяУслышав об обычном гусином помёте, сэр Оттербери сказал себе: «Теперь или никогда!» А к фермеру Шляппу он обратился так:
— Джон, друг мой, не сделаете ли мне одолжение?
— Конечно, сэр, то есть Дэвид. Какое?
— Прошу вас, освободите меня от обещания молчать про Удачу. Позвольте мне рассказать о ней всего двум людям — моим давним коллегам. Уверяю вас, они не проболтаются о золотом гусе.
— Что за коллеги? — подозрительно спросил фермер Шляпп.
— Оператор и звукооператор, — ответил зоолог. — С вашего разрешения, я привезу их сюда, на ферму, и мы заснимем Удачу как можно скорее.
— Её покажут по телевизору?
— Да.
— Но именно этого я хочу меньше всего на свете! — воскликнул фермер. — Если вы покажете Удачу по телевизору, сюда повалят толпы! Наша семья потеряет всякий покой! Что гораздо хуже, найдётся множество желающих не только посмотреть на Удачу, но и погладить её, а то и хуже — украсть! Нет, Дэвид, вы не можете так жестоко поступить со мной! Вы же обещали!
— Минуточку, Джон. Успокойтесь! — попросил его сэр Оттербери. — Кое-чего вы об Удаче не знаете. Послушайте, что я скажу. Обещаю вам, что фильм про Удачу не покажут до тех пор, пока она будет оставаться золотой.
— К чему вы клоните? Она всегда такой и будет.
— Возможно, не всегда.
И сэр Оттербери рассказал фермеру Шляппу древнеримскую легенду о золотом гусе.
— Видите, она может полинять. Вы сами сказали, что сегодня утром её помёт утратил золотой цвет. Процесс пошёл. Завтра, а может, через неделю или через месяц у неё полиняет клюв или лапы или глаза перестанут быть золотыми, а потом и оперение, и она превратится в обычную домашнюю гусыню. Но, Джон, если вы позволите мне заснять её сейчас, так сказать во всем блеске, у нас останется видеозапись. Повторяю, я клянусь не показывать её по телевизору, пока Удача не полиняет.
— А если она так и останется золотой?
— Значит, я вообще не буду показывать этот фильм. Никто, кроме вас, вашей семьи и меня, его не увидит.
«Вдруг древние римляне были правы? — испугался фермер Шляпп. — Вдруг Удача и впрямь со временем утратит золотой цвет? Вот жалость будет, если у нас даже фотографии на память не останется! А тут целая киноплёнка».
— Хорошо, Дэвид, — поколебавшись, согласился он. — Вызывайте своих коллег. Я вам доверяю.
— Благодарю вас, Джон, — с глубокой признательностью сказал сэр Дэвид Оттербери. — Кстати, имейте в виду, что, если фильм об Удаче покажут по телевидению, это принесёт кругленькую сумму, и уж я позабочусь, чтобы большую её часть выплатили вам.
Сэр Оттербери действовал быстро. Через два дня он уже стоял посреди сада фермера Шляппа вместе с оператором и звукооператором (очень милой дамой), рассказывая об удивительной птице, а в это время в кадре золотая Удача плавала по глади пруда в сопровождении своих гордых родителей, сверкая в ярких лучах солнца.
— Золотой гусь — необычная птица, которая никогда раньше не встречалась, — рассказывал сэр Оттербери, стоя за кадром. — Обратите внимание, у этой гусыни золотой окрас с ног до головы, у неё не только оперение золотое, но и клюв, и лапки, и глаза. Итак, перед нами птица, доселе неизвестная науке. Признаюсь, это самое потрясающее открытие за всю мою богатую практику. Единственное упоминание о золотом гусе встречается у древних римлян, в записях двухтысячелетней давности. Древние римляне верили, что Ансер Ауреус — что в переводе с латыни означает «золотой гусь» — обладает магическими свойствами. Согласно поверью, прикосновение к перьям этой птицы дарует небывалое счастье и блаженство.
Как только сэр Оттербери закончил свою тираду, Удача выбралась на берег пруда и целеустремлённо направилась прямо к зоологу. Она остановилась в каком-нибудь шаге от оператора и замерла, как будто в ожидании. Сэр Оттербери вошёл в кадр, наклонился и погладил золотые пёрышки гусыни. Потом он выпрямился, посмотрел прямо в объектив и расплылся в улыбке.
— Древние римляне были абсолютно правы! — воскликнул зоолог. Глава девятаяНа обратном пути с Горестной фермы оператор спросил звукооператора:
— Вот так птичка, а?
— В жизни ничего подобного не видела! — согласилась звукооператор (очень милая дама). — И старина Дэвид, похоже, тоже. Он же прямо лучился от счастья! Помнишь, в прошлом году мы снимали фильм про горных горилл? Они обсели его со всех сторон, детёныши прямо на голову ему забирались, а он был как на седьмом небе. Так вот, сегодня старина Дэвид сиял ещё больше!
— Это точно, — подтвердил оператор. — У меня там такие кадры получились — просто песня.
— Да, а я записала уйму разных сельских звуков — коровье мычание, птичий щебет. И гогот гусей — эта парочка, родители, прямо лопались от гордости за своего чудо-отпрыска. Совсем как люди.
— Запись совсем короткая, а между прочим, кто-нибудь отвалит немалый куш за то, чтобы пустить её в эфир! — заметил оператор.
— Могу себе представить. Жаль, конечно, что всё это нужно держать в секрете. Но когда старина Дэвид велит держать язык за зубами, я его приказы не обсуждаю.
Между тем сэр Дэвид Оттербери вернулся к себе домой в «Галапагос». На прощание он сказал фермеру Шляппу:
— Ну вот, Джон, как только фильм будет готов к просмотру, приезжайте ко мне в гости, и я вам его покажу.
— Как покажете? По телевизору? Но мы же договаривались! Договаривались, что, пока Удача не полиняла, вы фильм на телевидение не отдадите!
— Успокойтесь, Джон, не по телевизору, а у меня дома. В «Галапагосе» у меня имеется нечто вроде маленького личного кинозала, там и посмотрим. А теперь, Джон, можете ли вы кое-что мне пообещать?
— Что?
— Обещайте, что сообщите, как только Удача начнёт хотя бы чуточку линять.
— А вы уверены, что это неизбежно, Дэвид?
— Знаете, Джон, у меня такое неприятное чувство, что древние римляне были правы. Но вы не переживайте. В легенде ведь утверждается, что полинять золотой гусь полиняет, а волшебных свойств не утратит.
Неделю спустя в «Галапагосе» зазвонил телефон.
— Дэвид Оттербери слушает, — сказал в трубку знаменитый зоолог.
— Дэвид, добрый день, это Джон Шляпп.
— Что нового, Джон?
— Правы были ваши римляне. У неё глаза вроде как выцвели, и ещё с лапок и клюва золото почти сошло.
— А оперение?
— Потускнело.
Попрощавшись с расстроенным Шляппом и повесив трубку, сэр Оттербери воскликнул:
— Ай да я! Хорошо, что вовремя уговорил его разрешить киносъёмку. Только-только успели!
Прошла ещё неделя, и фильм об Удаче был готов, но… сама Удача полностью полиняла и больше не сверкала золотом.
Сэр Дэвид Оттербери приехал на Горестную ферму, и семейство Шляпп в полном составе сопроводило его в сад (включая маленького Джека, который как раз научился ходить). В саду паслись обычные домашние гуси. Только уже не двое, а трое.
— Которая из них Удача? — спросила Джилл.
— Удаца усла? — спросил маленький Джек.
— Нет, сынок, она не ушла, просто теперь она тоже белая. Но она всё равно осталась нашей любимой волшебной гусыней. Удача, поди сюда! — позвал он.
Один из гусей живо подбежал к хозяину и остановился в ожидании ласки. Фермер Шляпп и все остальные по очереди погладили ещё недавно золотые, а теперь грязно-белые перья.
Но хотя Удача и утратила своё золотое сверкание, сэр Оттербери, мистер Шляпп, его жена, Джилл и маленький Джек, погладив гусыню, почувствовали себя невыразимо счастливыми.
— Удаца не усла! — звонко заявил малыш, и был прав.В тот же день всё семейство Шляпп побывало в гостях у сэра Оттербери в «Галапагосе» и посмотрело фильм. Изображение, звук, комментарий за кадром — всё было великолепно, и никто, глядя на экран, не посмел бы усомниться в том, что золотой гусь настоящий.
После чая, за которым Джон и Дженет угощались шоколадным мороженым, а дети — горячим печеньем, сэр Оттербери обратился к фермеру Шляппу.
— Джон, как мы теперь поступим? — спросил он. — Оставим фильм себе, для личного пользования, или всё-таки покажем золотого гуся всему миру?
Мистер Шляпп повернулся к жене:
— Что скажешь, дорогая? Как нам быть?
— По-моему, сэр Дэвид расстроится, если фильм не показать по телевизору, — заявила Дженет Шляпп. — И потом, ты только подумай: весь мир увидит нашу Удачу — такой, какой она была! А беспокойства нам от этого никакого не будет, потому что ведь золотого гуся-то у нас больше нет.
Фермер Шляпп колебался.
— Ты представь, Джон: золотого гуся увидят тысячи людей! То-то они удивятся!
— Не тысячи, а миллионы, — поправил сэр Оттербери. — Кроме того, миссис Шляпп, я уже говорил вашему супругу, что телевизионные компании из кожи вон полезут, лишь бы получить права на этот фильм. Уверен, они неплохо заплатят за эту запись, и большую часть денег я отдам Джону.
«Ну и доходная же оказалась птица!» — подумала миссис Шляпп.
— Если тебе это по душе, Джон, — сказала она мужу, — то и мне тоже.
— Хорошо, согласен, — отозвался фермер Шляпп.
— И я! — пискнула Джилл.
Маленький Джек в таких сложных взрослых делах пока ничего не понимал, но он от всей души радовался фильму и повторял: «Удаца опять золотая!»
Глава десятаяКогда фильм о золотом гусе показали по телевизору — а его показывали не только в Англии, но и по всему миру, — он произвёл необыкновенную сенсацию. Сэр Дэвид Оттербери получил множество похвал, а также, как он предсказывал, немалые деньги, большую часть которых он, держа слово, отдал фермеру Шляппу.
Оператор и звукооператор тоже внакладе не остались.
— Будем надеяться, что ферму Шляппа не начнут осаждать желающие увидеть золотого гуся, — сказал зоолог своим коллегам.
Однако беспокоиться было не о чем. Газетчики, конечно, тоже подняли шум, а некоторые даже рыскали в окрестностях Горестной фермы, но, убедившись своими глазами, что в хозяйстве Шляппа гуси только самые обыкновенные, белые, газетчики отбыли восвояси.
Но, пожалуй, больше всего фильм о золотом гусе озадачил почтальона.
— Странное дело, — сказал тот жене, — а ведь где-то год назад развозил я, как обычно, почту, и маленькая дочурка Шляппа болтала что-то о золотом гусе. Помнится, я тогда же и рассказал о нём сэру Оттербери. И сад в фильме, — он ткнул пальцем в телеэкран, — точно Шляппов! Но я только вчера возил ему почту, и все гуси там белые! Ах ты Господи, понял! Это обман! Обычная «утка»! Выкрасили гуся золотой краской и решили провести весь мир! Вот так Оттербери! Не ожидал я от него такого надувательства!
А фермер Шляпп, который какой-нибудь год назад был закоренелым неудачником, теперь зажил на славу. Правда, что уж скрывать, убирая за Удачей, он всё ещё лелеял надежду, что её помёт опять станет золотым, но тот оставался обыкновенным гусиным помётом. И Шляпп с женой наконец решили, что, хотя доступ в дом Удаче запрещать не стоит, гусыне пора обзавестись нормальным гнездом и, главное, мужем.
Поэтому деньги, полученные за фильм, среди прочего пошли и на постройку нового, крепкого сарая. Удаче он сразу же понравился, но престарелые Кошмар и Беда были слишком тяжелы на подъём и предпочли остаться в старом сарае.
Через некоторое время фермер Шляпп купил для Удачи молодого красивого гусака, который ей тоже сразу понравился. Гусак был жизнерадостный и крепкий, и звали его Перепляс. Правда, Кошмар совсем не обрадовался появлению незнакомца на своей территории, но Перепляс был с ним неизменно вежлив и почтителен и старался не попадаться старику на глаза, так что молодая гусиная пара счастливо зажила в новом сарае.
Прошёл год, наступила весна. Фермер Шляпп только что закончил дойку и, прежде чем кормить свиней с курами и завтракать самому, решил проведать гусей. Он выпустил из старого сарая в сад Кошмара с Бедой, потом открыл дверь нового, где обитали Удача с Переплясом. И что-то заставило его заглянуть внутрь.
Позавтракав (яичницей с беконом, которая сил придаёт), фермер Шляпп обратился к жене:
— Угадай, что произошло, Дженет.
— И что же?
— Удача снесла первое яйцо!
— Вот так здорово! — обрадовалась миссис Шляпп.
— Ещё как здорово, — кивнул мистер Шляпп. — Но это ещё не всё. Знаешь, какое оно?
— Какое?
— Не простое. Золотое!


Вот и сказке Золотой гусёнок конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 1 2

Отзывы

Читать также Болгарские сказки: Аистиный остров
Бесценный камушек
Водяной
Волк и сорока
Воробей и лиса
Читать также Бразильские сказки: Агами и краски
Ару
Братец Куст
Броненосец тату-мулита
Вечное объятие
понравилась сказка?
2 1 Вверх